Дана (adilbek) wrote,
Дана
adilbek

Азбука социализма. Перевод.

Разве богатые не заслуживают оставлять себе большинство своих денег?

Майкл А. Макарти


Технологические магнаты, любимые предприниматели, и ослепительные атлеты почти всегда приходят к горячим спорам о налогах. Разве вам не нравится ваш айпод? Что насчет Гарри Поттера? Неолиберальные экономисты утверждают, что фигуры вроде Стива Джобса, Дж. К. Роулинг, и Леброна Джеймса должны получать больше, чем остальные люди. В конце концов, мы — потребители — те, кто покупает их продукты. Более высокая плата создает стимул, необходимый для тяжелой работы и инноваций, что даже ленивый среди нас получает выгоду.

Это кажется интуитивным, но этот взгляд не соответствует истине. Сторонники низких налогов для богатых намеренно выбирают примеры из технологий и развлечений, предполагая, что элитные и великие инноваторы по-настоящему сделаны из другого теста. Но быстрый взгляд на список самых высокооплачиваемых топ-менеджеров в США скажет нам другое. Самый высокооплачиваемый исполнительный директор это директор Discovery Communications Давид Заслав, который заработал 150 миллионов в 2014 году. Его великий вклад в человеческое развитие? Он помог выйти в эфир телешоу «Милашка Бу-Бу».

Социалистическое оправдание для налогов основывается на взгляде – не часто выявляемом в опросах – о том, как капиталистическое богатство создается.

Большинство людей понимает это и считают, что богатые должны платить больше налогов. В соответствии с опросом Гэллапа в 2015 году, 62% считают, что зарабатывающие больше других платят слишком мало налогов, в то время как только 25% думают, что они платят «честную долю». 69% считают, что корпорации недостаточно обложены налогами, в то время как только 16% были довольны существующими ставками. Но социалистическое оправдание для налогов основывается на взгляде – не часто выявляемом в опросах – о том, как капиталистическое богатство создается. Чтобы исследовать это, мы сначала должны понять, что такое налоги и что несоциалисты думают о них. Налоговая политика делает две вещи в капиталистическом обществе. Во-первых, она определяет, какую часть экономического пирога будет управляться народом, в форме государственного дохода, и как много останется на использование частными акторами, такими как индивиды и корпорации. Во-вторых, они предусматривают, как публичная доля разделяется между соревнующимися нуждами индивидов, организаций, и корпораций. Первое о контроле над ресурсами, в то время как второе это вопрос распределения.

Даже когда правительство устанавливает высокую ставку налогов, оно не обязательно тратит их на прогрессивные нужды. Просто рассмотрите большие доходы, которые текут к корпорациям через субсидии или поддерживаемые государством исследования и строительство, и легко видеть, как правительства могут распределять деньги вверх, вниз и горизонтально. В капиталистической экономике, где ресурсы остаются в частной собственности, социалисты призывают к тому, чтобы значительная часть общественного продукта контролировалась публично и демократически распределялась вниз.

Однако, в США сегодня, либертарианский взгляд, что «налоги это кража» так глубоко просочился в обычные концепции собственности, что даже те, кто поддерживают прогрессивное налогообложение, часто принимают предпосылку, что существует доход до налогообложения, который люди зарабатывают и должны владеть полностью. Даже либеральное кредо, что все должны «платить свою долю» основывается на имплицитной идее, что рабочие и капитал похожим образом платят налоги из-за гражданского долга отдавать часть того, что принадлежит им, для улучшения общества.

На том же основании, либертарианцы утверждают, что если доход до налогов это прямой продукт собственных усилий человека или корпорации, он должен принадлежать им. По этому мнению, даже если правительство решит демократически обложить более высоким налогом богатых, налогообложение останется фундаментально несправедливым. В экстремальной формулировке либертарианского политического философа Роберта Нозика, «налоги на доходы от труда это то же самое, что принудительный труд».

Этот взгляд был справедливо раскритикован прогрессистами. Но социалисты не должны полагаться на общий либеральный критерий для налогов: что способность человека или корпорации платить должны определять количество платы. Знакомое оправдание циркулирует даже среди леваков, кто слышит в нем эхо от изречения «от каждого по способностям, каждому по потребностям».

Этот взгляд предполагает одну из двух вещей, которые обе ошибочны. Первое, что налоги это вид необходимого зла для тех, кто облагается налогом. Несмотря на то, что доход до налогов человека или корпорации это результат их собственного труда, это более практично для общества обложить налогом этот доход, чем оставить его под частным контролем. Или, альтернативно, облагать большим налогом богатых это просто справедливость. Оба этих взгляда заставляют нас запутаться в либертарианских джунглях – не вторгается ли такая налоговая политика в права человека? Должна ли справедливость подавлять индивидуальные права? И не нарушает ли также социалистический аргумент за прогрессивное налогообложение права индивида? Почему социалисты так сильно ненавидят свободу?

Социалистический взгляд на перераспределение внутри капиталистического общества должен отвергать важную предпосылку, которая появляется почти во всех дебатах о налоговой политике: что доход до налогов это что-то, что зарабатывается только индивидуальным усилием и владеется частным образом перед тем как государство вмешается, чтобы забрать часть дохода. Когда мы разобьем эту либертарианскую фантазию, легко видеть, что индивидуальный и корпоративный доход возможен только через финансируемое налогами государственное действие.

Капиталистическая экономика не саморегулирующаяся. Первое условие для фирм, чтобы зарабатывать прибыли это обеспеченное государством права собственности, которые дают некоторым людям владение и контроль над продуктивными ресурсами, исключая других. Во-вторых, правительства должны управлять рынком труда, чтобы обеспечить фирмы работниками. Государства делают это через иммиграционную и образовательную политику. Все капиталистические государства стараются смягчить риски на рынке труда, дефицит работников для фирм и безработица для работников. В третьих, большинство капиталистов хотят, чтобы государства обеспечивали антитрастовое, контрактное, уголовное, собственническое и гражданское законодательство, потому что это делает рыночные взаимодействия более предсказуемыми и надежными. И в конце, капиталистическая экономика нуждается в работающей инфраструктуре. Даже большинство либертарианцев утверждают, что государственный контроль над поставками денег и процентными ставками необходим, чтобы стимулировать или замедлять рост, когда экономика нуждается в этом.

Все это делается с помощью налогов. Вкратце, само понятие дохода до налогов или прибыли это бухгалтерский трюк. Доход человека или прибыль корпорации это отчасти результат государства, собирающего налоги и активно создающего условия, при которых они смогли сделать деньги. В этой конструкции, «обложи налогами богатых» это не просто крик злобы или требование справедливости.

Социалистическое требование налогов и прогрессивного перераспределения построено на трех базовых факторах, как капитализм работает. Во-первых, как только что показано, персональные доходы и корпоративные прибыли не просто результат индивидуальной работы и конкуренции в бизнесе – вместо этого они часть более широкого социального продукта. Общий доход, генерируемый в капиталистическом обществе это результат коллективного социального усилия, сделанного возможным благодаря специфической социальной и легальной архитектуре, и контролируемого через публично финансируемые и частно контролируемые и финансируемые институции.

Во-вторых, классовое неравенство, которое происходит из производства этого социального продукта относительно. Капиталисты способны собрать большие запасы богатства, только потому что рабочие не могут этого сделать. При всех равных условиях, фирмы могут получать свои прибыли в обратной пропорции к затратам на труд, которые они несут. Условие для этих отношений, снова, политическое и содержится через налоги. Фирмы полагаются на государство, чтобы оно обеспечило права собственности и контракты, которые оставляют владение продуктивными ресурсами общества – средствами производства – в руках немногих. В результате, при капитализме, большинство людей работают за других; они не нанимают других работать за них. И капиталисты нанимают рабочих только когда они считают, что усилия рабочих принесут фирме больше денег, чем они получат в зарплате – сделать по-другому будет рыночным самоубийством. Конечно, тяжелая работа, хитрость и удача позволяют некоторым рабочим стать капиталистами. Но базовая структура капитализма, при котором маленькое количество владеют большинством производственных активов, гарантирует, что большинство людей будут (в лучшем случае) проводить свои жизни, зарабатывая зарплаты, но никогда прибыли. Налоги предоставляют частичное возмещение этому структурному неравенству капиталистического общества.

В третьих, перераспределение через налоги это способ увеличить индивидуальную свободу – не урезать ее, как утверждают либертарианцы. Свобода, по словам либерального теоретика Исайи Берлина, имеет дуальную композицию. На одной стороне, есть негативная свобода, отсутствие принуждения или «свобода от», которая является отличительной чертой большинства концепций свободы в Соединенных Штатах сегодня. С уважением к принуждению, налоги финансируют разнообразие публичных благ, которые предоставляют гражданам некоторое количество свободы от частной тирании фирм. Они формируют целый базис государственного аппарата, который, в капиталистической системе, единственная сила, чья сила превосходит силу капиталистического класса как целого.

Само понятие прибыли до налогов это бухгалтеский трюк.

Без законов, запрещающих рабство, написанных законодательными органами и приводящихся в жизнь в судах, содержащихся на налоги, люди были бы под угрозой насилия или голода, чтобы работать без денег вообще. Без регуляций, вроде тех, которые требуют по крайней мере минимальной безопасности на рабочем месте, или тех, которые заставляют менеджмент заниматься в коллективных торгах, рабочие бы потеряли свой голос в том, как организована их работа.

В контексте налоговой политики, однако, позитивная свобода также имеет значение. Позитивная свобода это «возможность» - возможность делать вещи, выбирать цели и делать усилия, чтобы достичь их. Такая свобода требует ресурсов. В капиталистических обществах с низким уровнем перераспределения, позитивная свобода это игра с нулевой суммой, в которой немногие наслаждаются большими возможностями за счет многих других. Налоговая политика, которая разделяет социальный продукт таким образом, который позволяет одним людям вести расточительные жизни, в то время как другие еле сводят концы с концами, не предоставляет свободы. Публичная образовательная система, например, которая предоставляет гражданам возможность развивать знание и умения в стремлении удовлетворить коллективные и индивидуальные амбиции, это почва для позитивной свободы, которая может содержаться только через налоги.

В по-настоящему социалистическом обществе, комбинация политического и экономического равенства предоставит каждому гораздо большую степень негативной и позитивной свободы, чем существует при капитализме. До тех пор, пока мы реализуем этот мир, прогрессивное перераспределение через налоги это способ преодолеть структурное неравенство и главный способ, которым мы можем расширить свободу для стольких людей, сколько возможно.

Но мы направляемся по ложному пути. За прошедшие несколько декад, финансовые выгоды от растущей продуктивности труда по большей части текли к верхушке, в то время как налоговые ставки на больше всего получающих были значительно понижены и теперь приближаются к уровню перед Новым Курсом Рузвельта. Даже скромное повышение в общей налоговой нагрузке на 1% больше всего получающих к 45%, гораздо ниже чем уровень после войны, принесет дополнительные 275$ миллиардов дохода. Это гораздо больше, чем 47$ миллиардов, нужных, чтобы сделать обучение во всех публичных колледжах и университетах бесплатным. Такое повышение также позволит достать доходы, чтобы финансировать универсальную систему здравоохранения, повысить пособия, и починить нашу разрушающуюся инфраструктуру.

Большинство согласится с тем, что мы все заслуживаем жить в обществе, где мы все получаем то, что заслуживаем, свободны, и имеем возможность быть креативными и реализовать наш потенциал. Как бы не антигламурно это не звучало, перераспределение через налоги это шаг в этом направлении. Богатые не заработали свое богатство – они просто держатся за него вместо нас.

Богатство создается всем обществом – перераспределение просто позволяет большим людям наслаждаться плодами своего труда.
Tags: Якобин, перевод
Subscribe

Posts from This Journal “Якобин” Tag

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments