Дана Бейсалиева (adilbek) wrote,
Дана Бейсалиева
adilbek

I.1.1 Является ли социализм возможным?

В 1920 году, правый экономист Людвиг фон Мизес провозгласил социализм невозможным. Ведущий член «австрийской» школы экономики, он утверждал это на основании того, что без частной собственности на средства производства, не может существовать конкурентного рынка для товаров и без рынка для товаров, невозможно определить их стоимость. Без знания их стоимости, экономическая рациональность невозможна и поэтому социалистическая экономика просто будет хаосом: «абсурдный результат бездумного аппарата». Для Мизеса, социализм значил центральное планирование с экономикой «подчиняющейся контролю высшего руководства». ["Economic Calculation in the Socialist Commonwealth", с. 87-130, Collectivist Economic Planning, F.A von Hayek (ed.), с. 104 и с. 106] Применяя свой «экономический калькуляционный аргумент» к марксистским идеям будущего социалистического общества, его аргумент, утверждается, применим ко всем школам социалистической мысли, включая либертарные. На основе его аргумента многие правые утверждают, что либертарный (или любой другой) социализм невозможен в принципе.

Как обозревал Давид Швайкхарт, «долгое время было признано, что аргумент Мизеса логически дефективен. Даже без рынка для товаров, их денежная стоимость может быть определена». [Against Capitalism, с. 88] Другими словами, экономические вычисления, основанные на ценах, возможны в либертарной социалистической системе. В конце концов, для постройки рабочего места требуется столько тонн стали, столько кирпичей, столько часов труда и так далее. Если мы предположим мутуалистское общество, тогда цены этих товаров могут быть легко найдены, потому что кооперативы предлагали бы свои услуги на рынке. Эти товары были бы входными для создания других товаров и поэтому денежная стоимость последних может быть найдена.

Достаточно иронично, Мизес упоминал о идее такой мутуалистской системы в своем первоначальном эссе. «Обменные отношения между производством и товарами могут быть только установлены на основе частной собственности на средства производства», предполагал он. «Когда «угольный синдикат» предоставляет уголь «железному синдикату», цена не может быть образована, только если оба синдиката являются собственниками средств производства, занятых в их бизнесе. Это не будет социализация, но капитализм рабочих и синдикализм». [Op. Cit., с. 112] Однако, его аргумент имеет недостатки по многим причинам.

Во-первых, и это самое очевидное, социализация (как мы обсудили в разделе I.3.3) просто значит свободный доступ к средствам для жизни. До тех пор, пока те, кто присоединяются к рабочему месту, имеют те же права и свободы, как существующие члены, тогда существует социализация. Рыночная система кооперативов, другими словами, не является капиталистической, потому что там нет наемного труда и новые работники являются полными членами синдиката, с теми же правами и свободами, как существующие члены. Таким образом, нет иерархических отношений между владельцами и наемными рабами (даже если эти владельцы также там работают). Все рабочие контролируют средства производства, которые они используют, это не капитализм.

Во-вторых, такая система ошибочно называется, как предлагает Мизес, «синдикализм», но правильнее было бы назвать это мютюэлизмом, и он очевидно считал его самого известного защитника, Прудона и его «фантастические мечты» о мютюэлитском банке, социалистическими. [Op. Cit., с. 88] Существенно, Мизес позже признавал, что это было «вводящим в заблуждение» называть синдикализм рабочим капитализмом, хотя «рабочие были собственниками средств производства», это был «не настоящий социализм, то есть централизованный социализм», так как он «должен получать производственные товары из рынка. Индивидуальные граждане не должны располагать долей средств производства, которые предназначены им». Синдикализм, т. е. когда те, кто делают работу, контролируют ее, был «идеалом грабящих орд»! [Socialism, с. 274, с. 270, с. 273 и с. 275]

Его последователи, похожим образом, пришли к выводу, что «синдикализм» не был капитализмом и Хайек констатировал, что есть «много типов социализма», включая «коммунизм, синдикализм, цеховой социализм». Существенно, он показывал, что аргумент Мизеса был нацелен на системы, основанные на «центральном управлении всей экономической активности» и поэтому «ранние системы более децентрализованного социализма, как цеховой социализм или синдикализм, не рассматриваются нами здесь, потому что большинство признало, что они не предоставляют механизма для рационального управления экономической активностью». ." ["The Nature and History of the Problem", с. 1-40, Collectivist Economic Planning, F.A von Hayek (ed.),с. 17, с. 36 и с. 19] К сожалению, он не показал, кто пришел к такому выводу. Более недавно, Мюррей Ротбард призывал государство продавать частные акции рабочим в бывших сталинистских режимах в Восточной Европе, потому что собственность «не должна быть подарена коллективам или кооперативам, или рабочим или крестьянам в целости, это только принесет обратно пороки социализма в децентрализованной и хаотической синдикалистской форме». [The Logic of Action II, с. 210]

В третьих, синдикализм обычно относится к стратегии (революционный юнионизм), используемой, чтобы достичь (либертарного) социализма, а не сама цель (как заметил сам Мизес в тираде против профсоюзов, «Синдикализм это не что иное, как французское слово, означающее трейд юнионизм». [Socialism, с. 480]). Можно утверждать, что такая мютюэлистская система может быть целью для некоторых синдикалистов, хотя большинство предпочитают либертарный коммунизм (простой факт, очевидно не знакомый Мизесу). На самом деле, невежество Мизеса о синдикалистской мысли поразительно, он утверждает, что «рынок это демократия потребителей. Синдикалисты хотят трансформировать его в демократию производителей». [Human Action, с. 809] Большинство синдикалистов, однако, стремятся отменить рынок, и все стремятся к рабочему контролю над производством, чтобы дополнить (не заменить) выбор потребителя. Синдикалисты, как другие анархисты, не стремятся к рабочему контролю над потреблением, как утверждает Мизес. Учитывая, что Мизес утверждает, что рынок, в котором один человек может иметь тысячи голосов, и другой один голос, это «демократия», его невежество о синдикалистских идеях возможно только один аспект его общего незнания реальности.

Более важно, целая предпосылка его критики мютюэлизма ущербна. «Обменные отношения в производственных товарах», утверждал он, «могут быть установлены только на основе частной собственности на средства производства. Если Угольный Синдикат предоставляет уголь Железному Синдикату, цена может быть установлена только если оба синдиката владеют средствами производства». [Socialism, с. 132] Это может быть сюрпризом для многих компаний, чьи разные отделения продают друг другу свои продукты! Другими словами, сам капитализм показывает, что отделения компании, принадлежащие одной корпорации, могут обмениваться товарами через рынок. То, что Мизес делает такое утверждение, хорошо показывает твердый базис его аргумента в реальности. Таким образом, социалистическое общество может иметь широкую автономию для своих кооперативов, точно так же как большая капиталистическая фирма может:

«предприниматель в состоянии так разделить расчеты по каждому подразделению своего предприятия, чтобы стало возможным определить их роль во всем предприятии. Таким образом, он может рассматривать каждое подразделение как если бы оно было отдельным образованием и может оценивать его соответственно доле его вклада в успех общего предприятия. В этой системе делового расчета каждое подразделение фирмы представляет собой целостное образование, так сказать, гипотетически независимое предприятие. Предполагается, что это подразделение владеет определенной частью капитала всего предприятия, что оно осуществляет закупки у других подразделений и продает им, что у него есть издержки и доходы, что его работа приносит либо прибыль, либо убытки, которые условно характеризуют его собственное ведение дел, в отличие от результатов других подразделений. Таким образом, предприниматель может предоставить администрации каждого подразделения высокую степень независимости… Каждый менеджер отвечает за работу своего подразделения. Если в отчетах показана прибыль это его заслуга, если убыток то его вина. Личные интересы побуждают его проявлять предельную осторожность и полностью выкладываться, руководя делами своего подразделения». [Human Action, с. 301-2]

Так много, для понятия, что общее владение делает невозможным рыночный социализм. В конце концов, либертарное общество может так же легко разделить вычисления каждой части своего предприятия, таким образом, чтобы определить, роль каждого кооператива в экономике. Оно может взглянуть на каждый отдел, как если бы он был отдельной организацией и оценить его в соответствии с долей, которое оно вкладывает, потому что предполагается, что каждый отдел «владеет» (то есть имеет права использования) своей определенной частью. Кооператив может покупать и продавать другим кооперативам и прибыль или убытки могут приписываться им, чтобы оценить независимые действия каждого кооператива и поэтому их собственные интересы принуждают кооперативных рабочих к предельной заботе и усилиям в управлении делами кооператива.

Чтобы опровергнуть Мизеса, нам нужно только повторить то, что он сам сказал о больших корпорациях! Таким образом, может существовать широкая автономия для организаций при социализме и это никаким образом не противоречит факту, что «все средства производства - это собственность общества». ["Economic Calculation in the Socialist Commonwealth", Op. Cit., с. 89] Социализация, другими словами, не подразумевает центральное планирование, но свободный доступ и свободные ассоциации. В общем, Мизес перепутал права собственности с правами использования, владение с собственностью, и не смог увидеть, как мютюэлистская система социализированных кооперативов, обменивающихся продуктами, может быть жизнеспособной альтернативой существующему эксплуататорскому и угнетающему экономическому режиму.

Такая мютюэлистская экономика также ударяет по сердцу заявлений Мизеса, что социализм «невозможен». Учитывая, что он признавал, что могут существовать рынки при социализме, и поэтому рыночные цены на товары в социалистической экономике, его утверждения о невозможности социализма кажутся необоснованными.
http://anarchism.pageabode.com/afaq/secI1.html#seci11
Tags: anarchist faq, перевод
Subscribe
promo adilbek september 12, 23:34 Leave a comment
Buy for 10 tokens
#5любимых Когда-то на главной был флешмоб, нужно было написать 5 своих любимых блогеров. Я мало читаю жж, и в основном не запоминаю ники. Вот мой список любимых блогеров. miumau Бывшая дизайнер в Студии Лебедева. Она меня забанила, лол. Уже не помню за что. ru_psiholog
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 1 comment